«Какая жизнь — такая и архитектура»

Статья «Какая жизнь — такая и архитектура» из газеты «Вечерний Барнаул».

В марте творческой мастерской «Классика», действующей под руководством известного барнаульского архитектора Александра ДЕРИНГА, исполнилось 20 лет. Во многом благодаря «Классике» Барнаул постепенно стал приобретать свое новое лицо – на его улицах стали появляться интересные здания, впоследствии ставшие неотъемлемой частью городской архитектуры.

Среди них – салон «Квадро-интерьер», храм Александра Невского, часовня во имя святого благоверного князя Владимира, торговые центры «Европа», «Пассаж», «Поместье», «Наутилус», «Демидовский», ресторан «Ку-Ку», дом света «Орион» и множество других объектов, украсивших город. За годы существования мастерской у ее основателя – почетного архитектора России, члена Союза архитекторов и Союза дизайнеров России Александра Деринга – сложилось свое представление о барнаульской архитектуре, свое отношение к принципам застройки города, появилось и свое видение Барнаула. Об этом и о многом другом корреспонденту «ВБ» удалось побеседовать с известным архитектором.

— Александр Фёдорович, творческая мастерская «Классика» была основана в 1992 году – когда только-только зародилась новая страна, были отменены прежние принципы существования, еще не сформировались новые. В каких условиях все создавалось?

— Это был очень интересный период, время либерализации, некий «полунэп», который творческими людьми воспринимался как начало нового, довольно увлекательного пути. В Союзе архитекторов России было принято решение организовать новое объединение под названием «Арт-проект», при котором существовало несколько мастерских. Несмотря на то, что одна из них была наша, мы не переставали мечтать о самостоятельной творческой деятельности. Поэтому в один прекрасный момент мы направили в Москву, в Союз архитекторов, свое портфолио вместе с необходимыми документами для того, чтобы получить лицензию на профессиональную деятельность в сфере архитектуры. Такое разрешение нам дали, и мы приступили к работе. Начиналось все очень творчески, ведь в те времена наши клиенты еще не были заражены болезнью квадратных метров и получения от них сиюминутных доходов, а потому будущее представлялось нам исключительно в радужном свете. Не спорю, порой работать было непросто – мы еще многого не знали, нередко действовали по наитию, постепенно постигая законы дикого капитализма. Только представьте: из-за постоянной гиперинфляции нам время от времени приходилось менять расценки – за месяц-два цены менялись до неузнаваемости, из-за чего при расчете приходилось вводить какие-то коэффициенты…

— И в это лихое время вы называете свою мастерскую «Классикой»…

— С этим названием не все так просто. На первый взгляд, оно кажется банальным, но его смысл отнюдь не на поверхности. Мы вовсе не имели в виду, что строим только классическую архитектуру – мы поставили перед собой задачу проектировать так, чтобы наши здания со временем становились классикой. Таким образом классической может быть и модернистская архитектура, и любая другая…

— Первый заказ свой помните?

— Конечно! Это проект реставрации здания Музея истории литературы, искусства и культуры Алтая (ГМИЛИКА) – бывшего особняка золотопромышленника Орловского. Мне показалось символичным, что свой 20-летний юбилей мы праздновали именно в стенах этого музея. (Более того, к юбилею творческой мастерской здесь открылась выставка-панорама «20 лет «Классики», работа которой продлится до 25 марта. – Прим. ред.) Еще в числе наших первых проектов был храм Александра Невского. Да, в постсоветской России с нуля проектировать храм казалось делом немыслимым, но, выиграв конкурс, мы решили сделать это в канонических традициях – благо к тому времени у меня накопился опыт работы реставратора, я участвовал в реставрации Никольской церкви…

Все же «Классика» — название, задающее высокую планку, предполагающее нечто основательное, то, что создается на века… На ваш взгляд, сегодняшняя архитектура именно такая?

— Вряд ли. Сегодня отношение к архитектуре в корне изменилось. Постепенно слова «архитектор», «архитектура» вымарали из всех законов. То есть строить-то можно, а вот как – большой вопрос… С другой стороны – какая жизнь, такая и архитектура, ведь это своего рода зеркало. В отличие от Японии, где в условиях сейсмической зоны облик городов видоизменяется каждые 15 лет, в России все же привыкли к большей основательности и фундаментальности. Немалую роль в этом сыграл климат, но все же в большей степени – наш менталитет, желание быть уверенными в завтрашнем дне. То, что я вижу вокруг себя сегодня, – здания, сплошь и рядом облаченные в керамогранит, в стекло. А это, увы, далеко не вечная «бижутерия», имеющая определенные сроки эксплуатации. Поэтому будет не удивительно, если лет через 15-20 все будет меняться опять.

— Получается, что сегодня мода на архитектуру стала такой же изменчивой, как и мода на одежду? Тогда какие здания в Барнауле можно считать «жертвами» моды?

— Часто эти «жертвы» можно увидеть, пройдясь по местам частной застройки. Купола, позолота, разного рода башенки – все это было свойственно подростковому периоду, так сказать, эпохе «малиновых пиджаков». Примерно в это же время в городе стали строить двух-трехэтажные офисные здания из красного кирпича. Из числа качественных работ того периода хотелось бы выделить жилой дом с зелеными куполами на Социалистическом проспекте, а также дом на проспекте Ленина архитектора Владимира Золотова, построенный в стиле «а-ля рус», – не случайно в народе его прозвали «Три богатыря» за три купола, напоминающие шлемы русских воинов. Что касается моды на архитектуру, то, как и в одежде, лишь на первый взгляд кажется, что эта сфера самоорганизована. На самом деле в ней есть свои законодатели – производители строительных и отделочных материалов, под капризы которых и заточена вся стройиндустрия. Сегодня им хочется видеть на улицах как можно больше металла, стекла, отчего в городах в последнее время и появилось так много глянца. Но чаще всего это лишь картинка, внутреннего содержания в такой архитектуре, увы, нет. Неслучайно в городе стали появляться даже нарисованные фасады – то есть архитектуру заменила баннерная ткань, на которой можно нарисовать все, что угодно (взять, к примеру, ЦУМ, «Грааль»). Получается нечто вроде голливудского городка, построенного на время съемок. Винить в появлении такой «псевдоархитектуры» кого-то конкретного нет смысла – пока в нашей стране существует возможность строить быстро и дешево, а также получать от этого хорошую прибыль, это будут делать. До тех пор пока в этот процесс не вмешается государство.

Александр Деринг - руководитель «Классики». Фото Андрея Чурилова

Александр Деринг — руководитель «Классики». Фото Андрея Чурилова

— Александр Фёдорович, вы родом из Томска, учились в Новосибирске… Как, на ваш взгляд, Барнаул смотрится на фоне сибирских городов?

— Весьма неплохо. Причем благоприятному восприятию города способствует ряд факторов. Прежде всего благодаря Новому мосту через Обь Барнаул развернулся к гостям своей выгодной стороной. Ведь если раньше первое впечатление от города было смазанным, блеклым, то теперь сразу в глаза бросается центр города, его историческая часть. В этом и кроется секрет восприятия Барнаула. Вообще, за что мы должны биться? Наша линия обороны – Ленинский проспект. Почему? Потому что это законченное, грамотно спроектированное произведение архитектуры, включающее в себя не отдельно стоящие здания, а целый комплекс. Даже задуман он по-человечески, в хорошем масштабе, все в нем есть. Хотя печально, что с Ленинского убрали тополя и заменили их березами – на мой взгляд, это не самая лучшая идея. Но, к счастью, все же оставили бульвар – один из самых интересных элементов города. Еще хотелось бы довести до ума старую часть Барнаула. Да, мы приводили в божеский вид Демидовскую площадь, но при этом наш сереброплавильный завод (бывшая спичечная фабрика) так и остался скрытым от глаз. Но так быть не должно – это же средоточие памятников истории, место, откуда начинался город. А ведь именно этот объект способен стать точкой притяжения туристов. К примеру, не так давно в Новосибирске восстановили кусочек моста, через который пролегал когда-то Транссиб. С этого начинался город, это его история – и теперь все, кто приезжает впервые в Новосибирск, стремятся побывать у этого начала, истока. Точно такое же значение имеет для нас сереброплавильный завод – памятник федерального значения, год от года неминуемо разрушающийся.

— Как вам кажется, чего не хватает нашему городу?

— Знаете, я давно говорю о необходимости связать центр города со спальными районами, о важности строительства подземного тоннеля под привокзальной площадью. Благодаря такому тоннелю доступ к цивилизации для отдаленных районов города будет моментально облегчен. Более того, тем самым будет решена и транспортная проблема. Получается, Барнаулу есть о чем просить федеральные власти. Вообще, если рассуждать о транспортной проблеме, то ее решение не в запрете на строительство зданий в центре города, а в создании парковочных мест. Где их строить? Из-за близости к поверхности грунтовых вод помещать их под землю невозможно. Значит, нужно строить на поверхности и делать их многоярусными. Именно здесь в будущем люди смогут оставлять машины и уходить по своим делам, может быть, даже уезжать. Для этих целей по центру города можно пустить комфортабельные, красивые автобусы, экологически эффективные, с четко продуманным маршрутом. Чтобы у людей была возможность без проблем курсировать по центру города. Кстати, и по поводу застройки «красных линий» Барнаула, как, впрочем, и других мест, – горожане в этом тоже должны принимать активное участие. Нужно сделать так, чтобы каждый человек давал себе отчет в том, что его голос тоже немало значит. Ведь он платит налоги, а значит, имеет право требовать отчета о применении средств. В этом смысле нужно изменить сознание людей. Общество должно поверить в себя, в то, что в нашей стране можно долго жить, рожать и растить детей, что зона комфорта не ограничивается дверью собственной квартиры, а простирается намного шире – до пределов двора, улицы, города. Вот увидите: как только это произойдет, изменится и архитектура – зеркальное отражение нашей жизни.

Автор: Наталья Катренко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *