«Дом без окон, без дверей» — Интервью Александра Деринга

«Дом без окон, без дверей» — Интервью Деринга Александра Федоровича журналу «Недвижимость в Барнауле» от 07 февраля 2011 г.

Среди многоэтажных ярких домов с причудливой архитектурой есть в нашем городе совсем другие здания. И стоят они рядом с только что построенными красавцами прямо в центре Барнаула. На проспектах Социалистическом, Красноармейском, улицах Интернациональная, Пролетарская и др. И хотя на этих домах еще висят таблички с указанием адреса, вы уже не найдете их в Дубль ГИС.

Эти дома, как призраки, черные, сгнившие, полуразрушенные, где давно потеряна разница между этажами. Дома без окон, без дверей, в которых уже давно никто не живет. С соседних новостроек туда потихоньку сваливают строительный мусор, случайные прохожие и рабочие из элитных особняков ходят туда в туалет, эти дома медленно и верно превращаются в помойки… Печальная участь зданий, бывших когда-то гордостью Барнаула, великого сибирского города.

Естественно, что сами дома уже не представляют ни культурной, ни потребительской ценности, но неужели и земля под ними не обладает никакой ценностью? Земельный участок под застройку в центре города стоит огромных денег, там мог бы вырасти пусть и небольшой, но новый дом, способный приютить несколько десятков жильцов.

Могли бы расположиться симпатичные магазинчики или, на радость детворе, уютная детская площадка. Почему же этого не происходит? Или все-таки работа в этом направлении ведется?

Заинтересовавшись данной темой, редакция журнала «Недвижимость Алтай» решила обратиться за разъяснениями в городскую администрацию. Вот часть вопросов, которые мы направили в пресс-центр администрации г. Барнаула:

Сколько нежилых аварийных домов расположено на территории города?
Как давно они были построены?
Как долго они стоят без жильцов?
Являются или являлись ли они наследием Барнаула?
Какая работа ведется на данный момент с нежилым аварийным жильем?

Деринг А.Ф.

Деринг А.Ф.

Казалось бы, самые обычные в рамках этой темы вопросы. Каково же было наше удивление, когда нам вежливо объяснили, что давать ответы на сформулированные подобным образом вопросы, нам не будут. Ввиду того, что данная информация может повредить благополучию города. А вот это уже очень интересно!

Политика — дело тонкое, решили мы, и не стали напоминать про Закон о СМИ (в ред. Федерального закона от 09.02.2009 N 10-ФЗ), по которому «Отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну». Возник резонный вопрос, какую же тайну нам побоялись открыть?

Мы продолжили изучать эту тему и направили запрос непосредственно в комитет по архитектуре и развитию города Барнаула. Поскольку в качестве основных задач своей деятельности комитет выделил: «Формирование архитектурного облика, повышение архитектурно-художественной выразительности застройки города. Осуществление мероприятий по комплексному архитектурно-художественному оформлению центральной части города» (информация с официального сайта городской администрации).

Вполне естественно, что если комитет следит за внешним обликом города, то и вопрос с ветхими нежилыми зданиями, стоящими в центре краевой столицы, тоже должен быть в его юрисдикции. Однако мы вновь потерпели неудачу, и наш запрос был переадресован в комитет жилищно-коммунального хозяйства, где нам в свою очередь объяснили, что неправомочны напрямую предоставлять информацию. За всеми интересующими сведениями необходимо обращаться в пресс-центр городской администрации. Вот тут круг и замкнулся…

Странное дело, казалось бы, рядовая ситуация для многих российских городов, неужели администрация Барнаула не может дать абсолютно никаких комментариев по этому поводу? Впрочем, отсутствие ответов тоже говорит о многом.

В освещении этой темы, редакция журнала «Недвижимость Алтай» решила пойти другим путем и обратились за помощью к Александру Дерингу, генеральному директору Архитектурной мастерской «Классика». Александр Федорович является Почетным архитектором России с общим стажем работы около 30 лет. Его профессиональная деятельность не раз была связана с реставрацией классических памятников архитектуры. Он как никто другой представляет ценность старинных зданий и не раз открыто высказывался об этом в прессе. И на этот раз знаменитый архитектор от интервью не отказался:

— Прежде чем ответить на ваши вопросы, — поясняет Александр Деринг, — хотелось бы напомнить о том, что мы с вами живем в условиях неопределенной экономической формации. В том смысле, что нашу экономику нельзя назвать ни плановой, ни социально ориентированной, ни рыночной в полной мере. А это означает, что многие вопросы нашей с вами повседневной жизни решить по каким-то определенным законам зачастую просто невозможно.

Относится это и к теме ветхого жилья, да и не только жилья. Судьба старых домой позапрошлого века находится в руках людей, которые в них живут. По закону, государство, признав его ветхим и закрепив его соответствующим актом, обязано переселить его обитателей в пригодное (совсем не обязательно новое) жилье. При этом, либо временно на период ремонта, либо в постоянное при условии сноса старого. Ветхое строение может быть либо отремонтировано, либо снесено.

В случае, если дом является памятником архитектуры, он должен быть отреставрирован и его судьба может быть решена аналогично с вышеперечисленными случаями. Сложность и стоимость реставрации памятников истории и архитектуры связана со степенью его износа. Понятно, что в наших современных условиях судьба каменных зданий будет гораздо «счастливей», чем деревянных. Старая часть Барнаула, имеющая квартальную планировочную систему, таит в себе ряд существенных ограничений и вместе с этим трудностей.

Узкие улицы, транспортные ограничения, недостаточное инженерное обеспечение и к тому же сложные гидрогеологические условия делают эту часть города малопривлекательной для крупных девелоперских инициатив. Нужные огромные финансовые вливания. Основные затраты здесь — расселение жильцов и прокладка новых коммуникаций. В этом смысле нужно признать, что перспективы увидеть здесь в ближайшее время грандиозные преобразования, призрачны. Одномоментные строительные преобразования в этой части города практически невозможны, а следовательно, процесс будет длительным и трудноуправляемым со стороны властей. Регламенты застройки в этой части города, вряд ли будут действовать по тем же вышеперечисленным причинам.

У меня как у архитектора, — продолжает Александр Федорович, — есть представления, какой здесь может быть застройка. Я ее вижу в целом малоэтажной — до 3-х этажей по периметру улиц и высокоплотной, с развитием внутри кварталов домов типа «таун-хаус». Удачный пример — небольшая группа домов по ул. Никитина. Это позволит сохранить характер и преемственность исторической застройки. Такая застройка будет привлекательной и удобной для жильцов. Город от этого только выиграет. Попытки «вставлять» в эти кварталы 6-7-этажные монстры приведут в конечном счете к градостроительному и транспортному коллапсу, создадут хаос в планировочной структуре центра города. Примеры такой застройки уже появились, и ее негативное влияние на окружение становится все очевиднее.

Получается, что вопрос сноса нежилых аварийных домов напрямую связан с денежными вложениями. Частные инвесторы хорошо понимают, что центральная деловая часть Барнаула перегружена архитектурными сооружениями и основной резерв для строительства нового жилья здесь — снос ветхого фонда в частном секторе. Несмотря на затратность данной процедуры, некоторые девелоперы все-таки решаются на нее, к тому же расселение жильцов уже состоялось и решать проблему с переселением не придется. Очень медленными темпами, но землю, где предстоит снос старых зданий, приобретают и возводят на их месте небольшие, но красивые здания. Непонятно только, какое отношение к этим преобразованиям имеет городская администрация и что она так тщательно от нас скрывает?

Катерина Сотникова «Недвижимость Алтай»

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *